18 октября 2013

Логистическая составляющая металлургического бизнеса становится крайне чувствительной. Скорость транспортировки грузов падает с каждым годом. Тарифообразование на железнодорожном транспорте привело к тому, что многие грузы стали перевозиться автомобильным транспортом. В России с ее необъятными пространствами и впечатляющими расстояниями неизбежно будут расти внутренние перевозки, но этот рост может пройти мимо железнодорожников, все чаще проигрывающих конкуренцию с автоперевозчиками. Товарные потоки в горно-металлургическом комплексе меняются прямо на наших глазах и будут динамично меняться в дальнейшем.

 

Промышленная карта страны во многом рассчитана на дешевые грузоперевозки и доступные энергоносители. Второго конкурентного преимущества больше нет. Если и первое сделать недоступным, то отечественным промышленникам останется только бананы выращивать. Еще одно существенное обстоятельство заключается в том, что без решения транспортных проблем страны потолок роста экономики всего 3%. Именно инвестиции в инфраструктуру могли бы разогнать экономику. Но даже кризисные времена не вызвали особого бума вложений в инфраструктуру страны.

 

Инфраструктурные барьеры

Транспортная система России всегда имела неоднородную структуру. В европейской части страны существует плотная сеть автомобильных и железных дорог, в то время как до некоторых северных и сибирских регионов можно добраться только по воздуху. По сути, сегодня грузовой транспорт выполняет две основные функции: обеспечивает деятельность промышленности и доставляет продукцию на экспорт. В Советском Союзе различные виды транспорта действовали сообща, организуя оптимальный перевозочный процесс. Так, автомобильный транспорт доставлял грузы от производителей к железнодорожным станциям погрузки и обратно, а по железным дорогам грузы перевозились на большие расстояния.

С середины 1990-х годов единый транспортный комплекс стал трансформироваться в систему с жесткой межвидовой конкуренцией. Постепенно автомобильный транспорт становился все более конкурентоспособным, чему содействовали государственные программы по развитию автодорожной сети, обновление и существенная модернизация автопарка, возможность доставки грузов «от двери до двери», гибкая система тарификации. Железные дороги упустили момент и не успели перестроиться под новые условия рынка. Железнодорожный комплекс сохранил многие старые черты, которые способствовали оптимальному перевозочному процессу в условиях плановой экономики, но резко сократили конкурентный потенциал в условиях рынка. К этим чертам можно отнести сложную систему подачи и согласования заявки на перевозку, большие сроки доставки грузов, классность грузов и негибкую тарифную систему.

Конечно, нельзя винить в потере конкурентоспособности только железнодорожников. В 1990-х и начале 2000-х годов железные дороги были основным способом поддержки отечественной промышленности (тарифы были заморожены государством), в результате железнодорожный транспорт накопил значительный объем недофинансирования и не смог своевременно развить инфраструктуру, что привело к возникновению на сети узких мест, констатирует А. Поликарпов, руководитель отдела исследований грузовых перевозок Института проблем естественных монополий (ИПЕМ). По его словам, железнодорожный транспорт и сейчас поддерживает отдельные отрасли промышленности (в частности, угольную) через заниженные экспортные тарифы.

Автомобилисты изначально находятся в более выгодных условиях. Так, автоперевозчики не оплачивают содержание и развитие инфраструктуры, а это около 60% расходов при железнодорожной перевозке. Однако с 1 ноября 2014 г. проезд грузовика массой более 12 т по федеральным дорогам будет стоить 3,5 руб. за километр (для справки: это соизмеримо со стоимостью оплаты труда водителей), тем самым стоимость перевозки тонны груза в еврофуре на расстояние 3 тыс. км вырастет более чем на 500 руб., что сопоставимо с тарифами РЖД на услуги инфраструктуры и локомотивной тяги при перевозках угля.

На рынке автоперевозок занято большое количество «серых» перевозчиков, которые используют различные способы ухода от налогов и экономят на обслуживании и обновлении парка, в результате «серые» перевозчики демпингуют и вынуждают «белых» автоперевозчиков использовать «серые» схемы. Процветанию «серых» перевозчиков способствует и высокая коррумпированность сотрудников надзорных органов. Например, штраф за перегруз фуры составляет сотни тысяч рублей, в то же время значительное число фур уходят в рейс перегруженными, но штрафы в казну попросту не поступают. По неофициальным данным, автоперевозчики на коррупционную составляющую закладывают суммы, сопоставимые с оплатой труда водителей.

И все же, несмотря на дополнительные неофициальные сборы, воровство и прочие риски, совокупная стоимость доставки автотранспортом грузов третьего класса (высокодоходные грузы с высокой степенью передела) на расстояние свыше 3,5 тыс. км (Сибирь — Москва) дешевле перевозок железнодорожным транспортом на 50—60%! В настоящее время крупные операторы железнодорожного подвижного состава уже скупают автоперевозчиков и создают собственные автопарки. По их словам, работа на рынке автоперевозок гораздо проще, комфортнее и финансово выгоднее, чем на рынке железнодорожных перевозок. И это при том что качество 60% дорог России не соответствует нормативам, 92% трасс имеют лишь по одной полосе в каждую сторону, треть работают в режиме перегрузки: за последние годы уровень автомобилизации вырос в разы, а протяженность дорог с твердым покрытием — лишь на 23%.

 

Логистика металлургов и металлотрейдеров

Из 1,5 млрд т ежегодно перевозимых грузов на долю горно-металлургического комплекса приходится порядка 300 млн т, то есть каждая пятая тонна. Железнодорожный транспорт продолжает терять высокодоходные грузы, в том числе металлургическую продукцию. Парадоксально, казалось бы, но уже не первый год производители железнодорожных колес доставляют свою продукцию на железнодорожные ремонтные предприятия автотранспортом. В настоящее время строятся металлургические заводы, ориентированные на вывоз продукции только автомобилями. Погрузка черных металлов на железнодорожном транспорте за I полугодие 2013 г. снизилась на 5,8%, в то время как производство сократилось только на 2,8%.

В дальнейшем тенденция уменьшения железнодорожных перевозок черных металлов продолжится, если только железнодорожные компании и государство кардинально не изменят принципы и направления развития.

Северсталь, к примеру, при том что преимущественно использует железнодорожный транспорт, активно применяет также водный и автомобильный виды транспорта. «Мы используем тентованные фуры, полуприцепы, ломовозы. Видим серьезный потенциал увеличения доставки лома и вывоза готовой продукции в основном за счет сокращения сроков поставки по сравнению с железнодорожным транспортом, — рассказал директор по снабжению и логистике дивизиона «Северсталь Российская Сталь» Д. Павлюченков. — Парк собственных автомобилей загружен полностью, привлекаются дополнительные ресурсы для осуществления грузовых междугородних перевозок. В основном мы используем аутсорсинг автотранспорта, на отдельных технологических перевозках — свой автотранспорт. Выбор того или иного варианта зависит от экономической целесообразности. Автомобильный транспорт существенно сокращает сроки доставки грузов. Особенно это касается доставки готовой продукции клиенту, который не имеет доступа к железной дороге».

По словам Д. Павлюченкова, перевозчики сталкиваются с неразвитой инфраструктурой терминальных пунктов погрузки/разгрузки предприятий. Это связано с исторической тенденцией, когда все промышленные предприятия строились исходя из ориентации на железнодорожный транспорт. В настоящий момент Северсталь оценивает экономическую целесообразность развития перевозок автомобильным транспортом. Ограничением тут является планируемое введение в действие постановления Правительства РФ от 14.06.2013 г. №504 «О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 т». «С вступлением в силу постановления с 1 ноября 2014 г. мы прогнозируем рост тарифов на перевозки автомобильным транспортом на 9—12%», — сетует представитель Северстали.

Но есть и позитивные новости для грузовладельцев. В 2014 г. будут заморожены железнодорожные тарифы: отказ от индексации тарифов на железнодорожные перевозки позволит грузоотправителям существенно сэкономить. Согласно расчетам Минэкономразвития РФ, нулевой рост тарифа на грузоперевозки позволит сэкономить нефтяной отрасли 99,8 млрд руб. в 2014—2016 гг., металлургам — 38,1 млрд руб., угольной отрасли — 37 млрд руб., нефтехимии — 18,1 млрд руб. Это неудивительно, поскольку расходы на железнодорожные перевозки составляют 8,9% затрат компаний. РЖД от принятого решения потеряют в 2014—2016 гг. 250—260 млрд руб. В 2015 г. тарифы предполагается индексировать на уровень инфляции 2014 г., то есть на 5%.

Отечественные металлоторговые компании для перевозки металла обычно используют открытый большегрузный длинномерный транспорт (чаще всего МАЗы, MAN, Iveco и пр.). Такой автотранспорт позволяет в среднем перевозить партии металла объемом до 20 т.

В Москве в последнее время появились варианты использования менее габаритного транспорта, грузоподъемностью 5—10 т, в связи с ограничением въезда с 6.00 до 22.00 часов грузового транспорта на МКАД.

При этом при перевозке грузов у трейдера всегда есть выбор: использовать собственный транспорт или арендовать наемный. На содержание собственного автотранспорта тратятся весьма большие средства (покупка, эксплуатация, обеспечение сохранности грузов и т.п.). При неэффективном управлении он может превратиться в черную дыру, поглощающую финансы компании, несмотря на то что сторонние перевозчики при определении цены на свои услуги закладывают еще и прибыль, которая порой может быть весьма существенной.

Как правило, собственный автопарк создают компании, специализирующиеся на поставках крупных партий черного металлопроката, так как предприятия, занимающиеся цветным или нержавеющим прокатом, не ощущают необходимости в доставках больших партий, и кроме того, в цене их продукции стоимость доставки занимает незначительную долю.

Р. Куркин, генеральный директор компании Авиаль из Воронежа, рассказал, что они используют наемный транспорт: «Несколько лет назад у нас был эксперимент, когда мы купили автомобиль для доставки продукции клиентам. Но этот опыт показал, что иметь его невыгодно, поскольку необходимо содержать транспорт и штат водителей, платить транспортные налоги и т.п. Не всегда автомобиль был задействован и иногда простаивал без дела. Теперь мы полностью перешли на услуги наемного транспорта. При этом сами доставляем примерно 20% продаваемого металлопроката, остальное забирают клиенты. От производителя на наш склад мы также доставляем автотранспортом, поскольку так намного оперативнее. Дальность поставок в среднем до 1 тыс. км».

Автопарк еще одной воронежской компании — Союзкомплекта состоит из десяти бортовых 20-тонных длинномеров с прицепами марок Scania и Mersedes. «Собственным автотранспортом мы обеспечиваем примерно 40% перевозок металлопродукции, — рассказала А. Задорожная, руководитель отдела логистики Союзкомплекта. — В среднем в одну машину загружаем 20—25 позиций, хотя есть и монопозиционные доставки (как правило, это транзитные поставки с заводов)».

В основном собственный автотранспорт используется при перевозках по Воронежу и области, а также со складов из Воронежа, например, в южные регионы России. Московский филиал Союзкомплекта работает с наемными автомобилями, так как там нет такой логистической службы, как в головной компании. При перевозках металлопродукции от производителя на склады используется либо свой транспорт, либо наемный. В первом случае компания старается находить варианты доставки попутных грузов, чтобы машины не ходили порожними в одну сторону. Это позволяет окупать затраты, и металл на склад поступает по той же цене, по которой Союзкомплект закупает его на заводе.

Крупные операторы спотового рынка, наоборот, в создании собственного автопарка усматривают одно из конкурентных преимуществ и дополнительных компетенций. Все трейдеры, например, входящие в десятку крупнейших компаний (по версии журнала Металлоснабжение и сбыт»), обладают собственным парком автомобилей.

По словам С. Бенкляна, директора по логистике Ариэль Металла, грузы транспортируются от производителя преимущественно вагонами (70%), тогда как отгрузка клиентам, наоборот, на 90% осуществляется автомобилями. С учетом ограниченных возможностей РЖД, постоянных сбоев и закрытых направлений все чаще выбирается автомобильный транспорт. Если речь идет о расстояниях свыше 700 км, то здесь, скорее всего, интересны расценки на доставку при оплате в один конец. В автопарке компании преобладают бренды Scania, далее МАЗы, немного MAN и Mersedes. В среднем в автомашину грузится около шести позиций. Коэффициент выхода на линию равен 1,15.

Собственный парк автомобилей 22 единицы. Среднее количество нанимаемого автотранспорта — 50 единиц в день. Предпочтение отдается надежным и недорогим перевозчикам. Среди проблем в области автоперевозок выделяются пробки и необходимость постоянно делать выбор между надежностью поставки и возможностью оптимизации. Из-за постоянного выбора в пользу надежности не удается достигать существенной оптимизации по совмещенным доставкам или по двойным рейсам.

В компании планируется довести централизованную доставку в 2014 г. до 120 машин в сутки. Общий объем централизованной доставки 80% от общего объема отгрузки.

Д. Миллер, директор по логистике УХК «Королевский трубный завод» (УХК «КТЗ»), отмечает, что при доставке грузов от производителей на свои базы, а затем со складов непосредственно потребителям компания использует и автомобильный, и железнодорожный транспорт. Причем постепенно автомобильный транспорт становится все популярнее, хотя и остается более дорогим, чем железнодорожный, особенно на дальних расстояниях.

УХК «КТЗ» имеет в собственности 20 единиц автотранспорта марки МАЗ. При формировании автопарка компания рассматривала варианты приобретения машин Scania, Iveco и Mersedes, однако экономические расчеты показали, что в этом случае окупаемость автомобилей занимает достаточно длительный срок, что в условиях непредсказуемости рынка металлов слишком значительный риск. А автомобиль МАЗ (с прицепом) позволяет полностью окупить себя за 2,5 года. В среднем в такую машину загружается 15—17 позиций, максимально 28. Что касается количества доставок за единицу времени, то у нас в настоящий момент есть жесткая цель: выйти на показатель «две доставки в день на одной автомашине». Сейчас вышли на коэффициент 1,8, что является хорошим результатом, учитывая то что география поставок УХК «КТЗ» включает и близлежащие регионы, и такие отдаленные, как, например, Санкт-Петербург

Аутсорсинг также имеет место, и его доля весьма значительна: в высокий сезон 40—50%. Рынок металлов — это сезонный рынок, и с мая по октябрь здесь высокая деловая активность. В зимние месяцы и ранней весной количество перевозок серьезно снижается, и автопарк оказывается не загруженным полностью. Поэтому компания и не старается обеспечить в сезон своими авто всю потребность в машинах для доставки грузов — это неэффективно. Тут заметно повлияло и введение ограничений на въезд грузового автотранспорта на МКАД в дневное время. Так, транспортные компании, предоставляющие в аренду машины, начали повышать цены. Пока компания взяла все эти издержки на себя, поскольку рынок сегодня сложный и приходится бороться за каждого клиента, в том числе ценой поставляемой продукции.

В настоящий момент компания занимается как расширением автопарка, так и его обновлением. Летом приобретены четыре новых автомобиля, и в ближайшее время будут закуплены еще два МАЗа. Кроме того, совершенствуется система диспетчеризации доставок. Ни для кого не секрет, что на металлобазах иногда погрузка занимает значительное количество времени, поэтому было решено расширить штат диспетчеров, в обязанности которых входит централизованный контроль за погрузкой машин с точки зрения клиентов. При этом сотрудники (диспетчер транспортного отдела и мастер склада) в случае простаивания автомобиля на площадке перед погрузкой более двух часов выходят на диалог с водителем, выясняют причину задержки, предлагают ему обед и отдых.

С целью повышения безопасности перевозок и сохранности грузов в каждом автомобиле установлены видеорегистратор, датчик GPS, датчик расхода топлива, а также противоугонная система. Каждый день диспетчер просматривает записи маршрута и отслеживает отклонения. В ближайшее время для клиентов будет запущена дополнительная услуга, воспользовавшись которой покупатели, заказавшие доставку на нашем автомобиле, получат пароли и смогут отслеживать состояние доставки на нашем сайте самостоятельно.

Д. Садриев, директор по маркетингу компании Металлсервис Групп, рассказал, что автопарк компании Металлсервис в Москве состоит из 153 автомобилей, в основном марки MAN. В большинстве это 20- и 40-тонные машины (треть автопарка), есть 80-тонные, 15 автомобилей грузоподъемностью 10 т. Имеется небольшое количество малотоннажных автомобилей МАЗ — «Зубренок» и «Газель». Помимо собственного автотранспорта широко используется и наемный, поскольку собственный автопарк может предоставить услугу доставки 200—300 клиентам в день, а реально за этот период Металлсервис обслуживает покупателей в 10 раз больше. На всех машинах установлены системы фиксации движения, поэтому диспетчеры всегда видят, где находится автомобиль. Если он где-то останавливается, то в программе появляется красное окно. И потом водитель должен будет отчитаться, почему он остановился, если обнаружится недостача проката.

Каких-либо проблем с въездом в Москву у компании нет, поскольку все автомобили имеют пропуска. Недавно компания выполнила доставку проката аж на территорию Кремля!

Б. Бобунов, директор по логистике ДиПОСа, отметил, что, как правило, от производителей на базы компании продукция доставляется железнодорожным транспортом, а от металлобаз по большей части развозится уже автомобилями. Автопарк ДиПОСа (в Москве и Ивановской области) состоит из 45 машин-длинномеров Scania, которые больше всего устраивают компанию по соотношению цена — качество. В среднем такой автомобиль окупается за 4-5 лет. В один автомобиль загружается 1—18 позиций, в среднем получается 6-7. Что касается количества рейсов, то стараются осуществлять три рейса за два дня.

Дополнительно 80—90 машин ежедневно компания привлекает в качестве наемного транспорта. Также небольшую долю продукции своим клиентам ДиПОС отправляет по железной дороге сборными вагонами.

«Серьезная проблема, на мой взгляд, — это состояние подъездных путей на объектах доставки продукции. Часто их собственники экономят средства, не вкладываются в ремонт, что становится особенно заметно весной и поздней осенью — в период распутицы, — рассказал Б. Бобунов. — Что касается ограничений на въезд, то на те автомобили, которые имеют регистрацию в московском филиале ДиПОСа, получены пропуска, и по ним проблем нет. Автомобили, имеющие регистрацию в Ивановской области, пришлось перевести на ночной режим работы. Есть также неудобства по машинам, которые идут транзитом через Москву, так как теперь приходится объезжать город, что влечет дополнительные затраты.

Ю. Иглин, директор по транспортной и складской логистике А ГРУПП, констатирует, что подавляющую часть грузов компания перевозит автомобильным транспортом: собственным и привлеченным по договорам на транспортно-экспидиционное обслуживание с компаниями-экспедиторами. Всего в месяц компания выполняет до 1,5 тыс. доставок продукции своим клиентам. Автопарк А ГРУПП состоит из машин марок Iveco и МАЗ, причем количество МАЗов постепенно уменьшается в процессе обновления и расширения парка. В частности, в сентябре получено четыре новых седельных тягача с прицепом Iveco для перевозки труб, сортового проката и листа.

Собственные машины компания приобрела с целью выполнения оперативных и сложных доставок клиентам, когда необходимо укомплектовать многопозиционный заказ или существует несколько пунктов загрузки или выгрузки товара. Использовать привлеченный транспорт в таких случаях или невозможно, или очень дорого.

Но и от аренды автомобилей в А ГРУПП не отказываются, поскольку в высокий сезон собственный транспорт не обеспечивает требуемого объема перевозок. Зимой же большой автопарк становится ненужным. Конечно, машины не простаивают в это время, но логистам приходится работать напряженнее, чтобы загрузить его по максимуму.

Повлияли ли на работу ограничения на проезд грузового транспорта по МКАДу в дневное время? «Да, мы вынуждены были получить пропуска. С другой стороны, на мой взгляд, в связи с сокращением количества грузового транспорта стало немного свободнее на дорогах Москвы в дневное время, — отмечает Ю. Иглин. — Многие клиенты, чьи компании расположены в регионах и осуществляют самовывоз продукции, приезжают в разрешенное ночное время. Правда, сложнее стало работать с привлеченным автотранспортом, поскольку не все операторы этого рынка получили пропуска».

Раньше считалось, что использование автотранспорта эффективно только на расстоянии 700 км. Сейчас эта планка резко увеличена. Автотранспорт стал конкурентоспособен с железнодорожным транспортом и на дальних расстояниях. «Эффективность доставки автотранспортом мы видим на расстоянии и 700 км, и 1,5 тыс. км, — говорит представитель А ГРУПП. — Более того, мы доставляли таким образом продукцию и на Сахалин, и на Байкал. Сегодня плата за перевозку металлопроката по железным дорогам в расчете на тонну доставляемого груза в ряде случаев соизмерима со стоимостью автомобильной доставки, а в ряде случаев проигрывает ей, хотя еще 6—8 лет назад металл с заводов поставлялся в основном железнодорожными вагонами. При этом автомобильный транспорт, безусловно, остается вне конкуренции в плане мобильности и возможности принимать оперативные решения по доставке, загрузке и разгрузке многопозиционных заказов. Есть, конечно, сложные направления (некоторые районы Сибири и Крайнего Севера), куда сложно добираться на машинах. Туда мы по-прежнему возим по железным дорогам. У нас заключены прямые договоры с компаниями-перевозчиками, которые оказывают нам соответствующие услуги».

Подробно проблемы логистики металлургических грузов будут обсуждаться на специализированной конференции, которая пройдет в рамках выставки «МеталлТрансЛогистик» 13 ноября в Москве, на территории ВВЦ.

 

 

 

Источник: журнал "Металлоснабжение и сбыт"